Голубой огонек

Оригинал взят у elesin в Голубой огонек
Сидят у телевизора дебилы обалделые
Ругают в телевизоре немолодых певиц
За то что надоевшие за то что слишком смелые
Зато что в телевизоре нет свежих юных лиц

Сидят у телевизора удолбища пропащие
Ругают в телевизоре сегодняшних певцов
Вот раньше-то советские те были настоящие
Ну а теперь кривляются шалавы без трусов

Сидят у телевизора с болезнями и плачами
Ругают власть продажную забрать и поделить
И меряются нищими машинами и дачами
Другие тоже сволочи и некем заменить

Покровские ворота в цифрах

Оригинал взят у poulsam в Покровские ворота в цифрах
в жж очередная волна ностальгии по совку и качественным продуктам.
Видимо, оккупационная администрация довела страну до ручки, что стали скучать по крахмалу, вареному с мочевыми пузырями?
Помнится, я видел несколько перестрочных анализов колбасы в лабораториях (мяса не обнаружено), поищу их.
А пока дам забавные цифры, насколько все это было доступно в светлой стране "Покровских ворот":

Collapse )

Вся правда про грибоеда или прокурор всегда прав!

Мало кто знает, что отец Грибоедова, Сергей Иванович, окончивший службу секунд-майором в 1785 году, был хорошо знаком и дружен с еще молодым когда-то Александром Суворовым, также секунд-майором, в честь которого даже назвал сына. Младшего Грибоедова несколько раз привозили к Суворову в Кобрин, где последний томился в ссылке. Старику Суворову чрезвычайно понравился не по годам смышленый Саша Грибоедов, он проводил с ним много часов, играя в солдатиков и рассказывая о выигранных сражениях. Ребенок постоянно присутствовал при беседах взрослых за столом о политике и военной стратегии. Во время этих оживленных диспутов маленький Грибоедов и услышал из уст Суворова фразы "служить бы рад, прислуживаться тошно" и "горе мне, горе от ума". Эти слова врезались в память будущему литератору и послужили началом в написании бессмертного произведения "Горе от ума".

/Мединский В.Р. "Вся правда про грибоеда" (в соавт. с Поклонской Н.В.), М.: изд. ЭКСМО-2, 2016 г. от р.х., ноябрь.

Путин и народ

Оригинал взят у viktor_ch в Путин и народ
Юрий Викторов

Рыбаки у берега сидели,
Угасал пылающий закат,
Над рекою тихо, еле–еле
Слышался родной душевный мат.

Вдруг, как в сказке, расступились волны
И на берег, взглядами искря,
Все экипированы по полной,
Вышли тридцать три богатыря.

Сняли ласты, выплюнули воду,
Галстуки поправили слегка,
И, проинспектировав природу,
Мужикам общупали бока.

А потом, прикинувшись кустами,
В запонки сказали: - Берег чист!
И явился перед рыбаками
Небольшой такой аквалангист.

Взгляд проникновенен аж до жути,
Несмотря на тину в волосах...
Мужики присели: - Это ж Путин!
Вон и чёрный пояс на трусах!

- Здравствуйте! Владимир. Буду краток.
Скоро всё изменится у вас,
Будет счастье, рыба и достаток –
Я нашёл в реке подводный газ!

Шок от судьбоносности момента
Мужиков как громом поразил!
Счастье просто видеть президента,
А в трусах и с газом? Эксклюзив!!!

Тут один с огромнейшим усильем
Разомкнул заклеившийся рот:
- Надо срочно выпить за Россию!
И за нас, ну, в смысле за народ!

-За народ!- Владимир подобрался,
Потеплела глаз холодных синь,
Пригубил полстопочки и сальцем
По-простому, скромно закусил.

Оглядел леса, поля и дали,
Отряхнулся от текущих дел:
- Нет ли тут у вас в кустах рояля?
Я бы вам про Родину попел…

Мужики переглянулись хмуро,
Что не захватили инструмент…
- Не хватает нам пока культуры... -
Загрустил с народом президент.

В общем, спели под стакан и ложки,
В унисон, без всяких запевал,
Про Россию-мать, про путь-дорожки,
И в конце – «Интернационал».

Президент расслабился впервые,
Поглядел на всполохи зари:
- Как же хорошо у нас в России!
Ширь! Природа! Люди! Пескари!

Зацепило мужиков неслабо
И, решившись, кто-то от души
Вдруг сказал: - Ещё по сто и к бабам?!
Бабы наши тоже хороши!

Все засуетились в предвкушеньи,
Но Владимир, даром что ослаб,
Твёрдо заявил, как поздний Ленин:
- Не до баб, ребята! Не до баб!

Всё ж на мне! Пашу, как в шахте с тачкой!
Нефть, алмазы, запуски ракет...
А ещё ведь погулять с собачкой,
Заплатить за воду и за свет!

Некогда, буквально, склеить ласты,
Вот, на правой – трещина насквозь…
Как назло, ещё и педерастов,
Извиняюсь, много развелось…

Всё понятно. Некогда, конечно...
Но помочь-то мужики хотят -
Все решили, что хоть в части женщин
Каждый за вождя внесёт свой вклад!

И, познав с народом единенье,
Получив поддержки крепкой нить,
Вождь пошёл вершить предназначенье
И всем сердцем Родину любить!

Поступью своей хозяйской, валкой
Он ушёл, как водится, вперёд...
Мужики вздохнули: - Ласты жалко!
Так, по кочкам, до конца порвёт...

В спину посмотрели умилённо:
- Президент, а посмотри, как прост!

И, достав из ватников погоны,
Сели обмывать прибавку звёзд.

Жопа и Советский Союз

Оригинал взят у raketchik в Жопа и Советский Союз
Иду по улице, впереди две бабуси. Одна другой, возмущенно.
- ... на ней шорты такие, половина жопы - голая! Срам!!!
- Ну, это смотря что за жопа.
- Какая разница?!
Замедляю ход. Интересно, действительно.
Collapse )

Делягин и либералы

Несчастный Делягин с его комплексом либералов.

Уж такие вездесущие и страшные эти либералы - Делягин даже в сортир без оружия не ходит. Ну как оружия - ножка от табуретки. Сломалась еще в 2009 году, так все и не починит. Специально на стол кладет, поверх трёхтомника Шопенгауэра, типа намёк такой самому себе - почини, почини, козлячья морда. Легко сказать, почини. А там же надо пилу какую-то, а где её взять - либералы все пилы разобрали, кто на лесоповал, а кто по работе, бабки пилят. И клей еще, этот, как его, казеиновый, вот. Все магазины Делягин оббежал - нет казеинового. Момент какой-то есть, СуперКлей еще, оба явно либеральные, красно-желтого колеру. Красный от правосеков, ясен пень, желтый от хохляцкого шатндарта. И оба, главное, входят в состав педерастической радуги-дуги. Нет,так не пойдёт. Никаких моментов. Чтобы не было ...дежу, делай всё по чертежу. А чертёж, который в книжке "100 советов юноше по дому", явно указывает на казеиновый и никак иначе. Бум искать, с перламутровыми. Отвлекся я чего-то... Ну да, про ножку. Пошел как-то Делягин ночью с бодуна в клозет без ножки - так в темноте кто-то ему под ноги нассал, а он свались и ногу поломай. Либералы, одно слово, либералы. Или вот еще был случай - пошел как-то Делягин ночью с бодуна... Хотя нет, это уже экстремисты были, не иначе.

Яблокчу

Оригинал взят у glavred в Яблокчу
Однажды утром Алексей Яблоков проснулся, ощущая внутри невероятный подъем духа. Одним махом он вскочил с постели, сделал несколько стремительных фуэте по квартире, в одних трусах выскочил через окно во двор и тут замер от удивления.
Перед ним раскинулся город невероятной красоты. Все ямы и прорехи на асфальте были заделаны, фасады домов сверкали. По широчайшему проспекту бесшумно неслись электромобили. А на месте пустыря цвел пышный сквер с фонтанами и золотистыми иволгами в ветвях.  

- Моя улица, - прошептал Яблоков, глядя на зелень сквозь горячую слезу. – Гоу!
Он помчался, подпрыгивая, в сторону центра. Возле метро «Добрынинская» копошились трое мужчин: Яблоков узнал в них Гоголя, Тургенева и Аксакова. Пыхтя, они пытались отковырять красиво уложенную плитку и перегрузить ее в свой фургон.
- Ну-ка, блядь, отошли на три шага! – заорал Яблоков.
- Что ты лаешься? – с укоризной заметил Гоголь, но поспешно отошел. Двое других сделали вид, что не слышат, и тогда
Яблоков стремительным движением перегрыз Тургеневу горло, а Аксакову раскроил череп.

- По-хорошему не понимают! – возмущался Яблоков, продолжая свой бег. – Мою Москву поганят, стервецы!
Юрий Гагарин обнаружился на Храме Христа Спасителя: он соскребал грязными ногтями позолоту с куполов. Яблоков сшиб его из УЗИ и помчался дальше. Виктор Цой устроил на Моховой наводнение, перекрыв канализационные стоки, и его пришлось утопить живьем. В зоопарке Петр Первый совал горящий окурок в морду капибаре – Яблоков одним движением разодрал императора на части, не забыв бросить окровавленные ошметки гималайскому медведю.

Наконец Яблоков достиг Страстной площади. Там его глазам предстало страшное зрелище. Поэт Александр Сергеевич Пушкин, одетый в коричневый сюртук, бил ногами по только что установленным цветникам на Тверской улице. Земля и куски гранита летели во все стороны. Бульвар было не узнать – все розовые палатки и фонарики были разрушены, опоганены, испохаблены.   

- Забавы взрослых шалунов, да? - прохрипел Яблоков. – Да я ж тебя изувечу, сукин ты сын!
Он попытался пнуть поэта ногой, и вдруг с ужасом почувствовал, что ноги как будто приросли к земле. УЗИ стал какой-то мягкий, огнемет исчез вовсе, а сталь штыка крошилась, как французский багет. Силы кончились.
- За что? – прошептал Яблоков, подняв голову к небу. – Господи! Почему ты меня оставил?

- Что за хуйня? – вдруг послышался недовольный мужской голос в небесах. – Чо он, сука, умер, что ли? Гоу, Леха, гоу!
- Не получится, - возразил другой голос, спокойный и корректный. – Вам надо его прокачать. Иначе Пушкина не убить.
- Как это прокачать?
- Ну это же не просто покемон - это Яблокчу, разработка мэрии. В него могут играть только активные горожане. Вы уплатите все штрафы в ГАИ, сдадите налоговую декларацию, потом за свет, за ЖКХ тоже надо… Проверка займет десять дней, потом вам придет с сайта «мос.ру» уведомление, вы заполните анкету, и тогда Яблокчу будет прокачан в полную силу. Тогда и Пушкина убьете, и всех остальных, кто мешает нам жить.

- Да ну на хер! – возмутился мужчина. – Лучше я в тетрис поиграю. Чо за бред вообще! Как его выключить?
- Стойте! – зашептал Яблоков. – Подождите секунду! Я же могу, я же еще Яблокчу… Гоу, Москва, гоу…

Густая красная буква «Я» распласталась у него в глазах, и больше он ничего не видел и не понимал.  

Ночи Милонова

Бедный, бедный Милонов, тяжело ему.

Подорвётся, бывалоча, он среди ночи от недержания, побежит в уборную речь писать, чтобы домашних не пугать, а там в бездонной черноте зеркала умывального явственно проступает чудовищный лик Бандеры. С куском почему-то говядины в правой руке. А в левой - бутылочка водочки 0,75 - только что из морозильника. Её ежели наливать - она как кисель, льется неторопливо и уверенно. И рюмка вмиг запотевает и умоляет тебя - не дрожи, скотина, пей, сразу отпустит. И впрямь, попускает, и растворяется Бандера, отступает вглубь чернильного проклятия, и остаются на зеркале капли испужного милоновского пота и чьи-то красные труселя сорок восьмого размера.

И тогда вспоминает внезапно Милонов о другом своем высоком предназначении, и судорожно рвёт труселя на мелкие куски, кромсает их тупыми ножницами, смывает в раковину, а та не принимает богомерзких кусков, выблёвывает их на поверхность, вода широким потоком плещет через край изукрашенного турецкой позолотой прибора, заливает резиновый коврик с лосятами, пускает в плавание кошачий лоток и уходит широкой лужею в прихожую с лабутенами... Уставший и как будто изжеванный, глубоко под утро забывается Милонов в тифозном тяжелом сне на подаренной еврейскими казаками оттоманке, как-то по-детски подогнув ноги и свесив до полу руку с остатками коварных труселей.

Но скоро, скоро он проснется, и наваждение как рукой сняло, и снова сияют купола близлежащего монастыря, и свистит уже мелодию утренний чайник, и веселой вибрацией призывает борца на работу покрытый боевым антивампирским составом Йотафон, и греет движку сверкающего Лендровера на подземной парковке необычайно моложавый водитель.

Жить хорошо! Если бы ещё не наступал этот свиблый вечер...

Брежнев всегда

Для омской стихотворной баталии
http://newsomsk.ru/categories/duel_im_pushkina/

Дано:
Замсекретаря местного отделения «Единой России» Степан Бонковский заявил, что в Омске нужно поставить памятник Брежневу.

Эпиграф:

Нынче памятники – тема больная.
Ставишь - ходют все кругом недовольны,
Свалишь – скажут, мол, скотина какая!
Сотворю его я нерукотворным!
==========================================

Вы простите, что пишу я без спросу
Впечатлился, видя новость такую -
Предлагают в Омске единороссы
Л.И. Брежневу поставить стату́ю.

В Омске, что сказать, немножечко серо
Ни колхозницы с серпом, ни лошадки,
Петр первый не грозит в стратосферу,
Озирая сверху вниз беспорядки

Или вот стоял бы бюст Колчака бы
Весь в фуражке и в шинели военной -
Приносили бы цветки ему бабы
И от мэра был венок здоровенный

Да стоял бы в центре бюст хоть кого бы
И под ним толпились кучкой пейзане -
Вместо этого торчат небоскрёбы
Между них бежмя бегут горожане

Жалкой тенью, словно дым папиросы,
Как Иван, своё родство позабыли.
Но напомнили нам единороссы -
В прошлом разные товарищи были.

Скажем, Брежнев был с мохнатою бровью:
«Эффективность, -говорил, - быть должна эффективной».
И страна ему давала Героев,
А ответственность была коллективной

Всё при Брежневе стояло стабильно,
Так сегодня не у каждого встанет
Не забьется колбасой холодильник
И уверенный рассвет не настанет

«Экономика, -говорил, - быть должна экономной»
Экономить мы совсем не умели,
И страна была настолько огромной,
Что мы все немножко подохуели

Бороздили небеса космонавты
И пронзали облака звездолеты
Мы надеялись на то, будто завтра
С неба свалится хорошее что-то

Зря надеялись, мы все поломали,
Испоганили своими ж руками
Всё мы про́дали в далекие дали
Как тут нас не называть мудаками?

Каждый сам теперь себе личный Брежнев
Каждый сам кузнец своей же печали
Если завтра будет хуже, чем прежде -
Надо было крепче думать вначале

Да простят меня друзья-либералы,
Возвращаясь к установке стату́и
Где-то в скверике, напротив вокзала -
Я за Брежнева Л.И. голосую

Пусть стоит он, пожилой и усталый
Шевеля на нас бровями бессильно
Изумляясь оттого, что настала
Здесь пипец уже какая стабильность